набор текстов
Aak
дневник заведен 10-12-2002
постоянные читатели [23]
Agneshka, AlexCos, Azimmers, barber, Closed diary, Elkiria, Enkryptor, Geronimo, HaH-uH, independent, lisxi, llama, Maria Verso, nut, Rocsi, wandernd, АПАПР, Барби, Гостьяизнастоящего, Журнал, Фёкла, Чара, Элена
закладки:
цитатник:
дневник:

в комментариях
Вторник, 10 Июня 2008 г.
00:24 ты помнишь — дождь и ветер
Ты помнишь, это было в начале лета, кажется, да-да, точно, в начале лета, какое-то странное время выдалось, все вокруг сходили с ума, и ты сам сходил, хоть, может, и не очень заметно было, но что с тобой творилось – это ж ни словом, ни пером и так далее. Так вот, под вечер небо нахмурилось, похоже было, что пойдёт дождь, но он всё никак не мог начаться, всё ходило вокруг да около. Ты пришёл домой, сел чаю попить и книжку дурацкую почитать, чтобы немного развеется, то ли придти в себя, то ли, наоборот, от себя сбежать, сидел, курил, пил чай, в общем даже действительно, «пришёл в себя» как будто бы, и вдруг услышал шум дождя за окном. Ну, начался наконец. И, помнишь, ты пошёл на балкон, а там – дождь и тёплый-тёплый ветер. Ты замер на этом самом балконе и некоторое время стоял, почти неподвижно, только вдыхал этот ветер, рассматривая далёкие огни, да, ты же помнишь, ты тогда жил на каком-то верхнем этаже, с балкона было далеко видать, и эти слегка размытые дождём огни были так хорошо видны. И на тебя, когда ты так стоял, помнишь, накатила непонятная радостная тоска, так что ли можно обозначить это ощущение, тебе было видно, почти физически ощущалось, как этот мир, на который ты смотришь с надцатого этажа стандартного панельного дома, как этот мир красив и бестолков, как в нём интересно, страшно, смешно и больно жить. По чему ты тосковал – не очень и понятно, но казалось, что именно ради такой тоски и стоит тут жить, днём бегать по работам, вежливо улыбаться в светских разговорах, делать какие-то почти бессмысленные дела и так далее, и так далее, и так далее. Но сейчас, вдыхая этот воздух, чувствуя на лице капли дождя и движение ветра, стало как будто понятно, что всё остальное – не зря и такие минуты, стоят всего остального.
Воскресенье, 27 Апреля 2008 г.
12:10 между Одиссеем и Улиссом
… старик улыбнулся.
— Одиссей ведь почему никак вернуться не мог?
— Ну, ему многое мешало, а может быть, он заблудился?..
— Конечно, заблудился. Он заблудился в словах, в мыслях. Дело не в том, что он не знал, куда дальше идти, куда плыть. И не в том, что ему мешали многочисленные препятствия, хотя и этого хватало. Он заблудился, потому что был слишком внимательном к этому миру, к тому, что происходит вокруг, понимаешь? На каждом шагу он обнаруживал, как мало он знает и понимает и как много ему может открыться, пока он в пути. И получалось, что каждый шаг его не приближал, а отдалял от дома, хотя бы и направление было верным. Он лучше многих знал, что в любом дне, в любой минуте, мгновении прячется бесконечность. И это его настолько заворожило, что он заблудился. Наверное, было бы забавно, если бы кто-нибудь попытался рассказать всё, что происходит с ним в течение дня, во всех подробностях. Этот рассказ занял бы намного больше времени, чем один день, я уверен. А если записать – вышла бы претолстая книга. Может быть, найдётся безумец, который решиться такое попробовать. И он тоже заплутает – в этом единственном дне, вот увидишь. Он попадёт в такие места, куда бы никогда не забрёл, если бы не пытался облечь этот мир в слова, во всей его полноте. Нет, что я говорю, не весь мир, конечно, а хоть малую часть. Одиссей уже заплутал. И сейчас, наверное, бродит где-то. И с каждым шагом на пути домой он становится всё дальше от своей цели. А мы рассказываем друг другу эту историю и помогаем стать этой цели всё более недостижимой…
Среда, 23 Апреля 2008 г.
00:08
Луна на исходе —
Полифем почти что уснул.
Осторожнее, не разбуди.
Тихо, тихо, тихо.
Дыши ровнее,
Сердце в груди
Пусть бьётся ровно,
Усыпляя
Одноглазого великана.
Быть может, тогда ты
Сможешь отсюда сбежать
Из привычного «странно»,
В котором мы так обжились,
Что по-иному не можем.

Отвыкли от смеха и песен,
Привыкли, что мир тесен,
Научились дышать через раз,
Научились почти не быть.
Только герои в сказках
«Жили-были», а здесь,
В этой вязкой, тягучей были
Никто толком не понимает,
Как это — быть живым.

Застит глаза
То ли туман, то ли дым,
Не разглядеть, где же выход.
Ладно, давай на ощупь,
Главное — в сторону от
Привычно-стылого «здесь».
Будь осторожен — топь
Привычек не простит ошибки.
Если начал движение –
Не сбавляй шаг.
Сейчас, когда Полифем задремал,
Самый опасный враг –
Ты сам.
Забудь
Своё имя, свой облик, свой голос,
Этот путь закрыт
Для того, кто остался собой,
Снявшись с места.
Лишь став другим, не тем,
Кто то ли жил, то ли не жил
В этих слишком знакомых краях,
Есть шанс позабыть про страх
Оказаться вовне,
Уйти за привычный предел,
В неизвестность,
Где можно стать всем
Или ничем.
Как повезёт. Но
Там не будет всё всё равно,
Как в вечно длящемся «здесь».


…Новолуние.
Сомкнут глаз Полифема.
Ну же, иди.
Прощай.
Удачного побега.
00:06
Чашка чая.
Затянувшееся молчанье,
Затянувшееся «когда-то»,
Затянувшееся «навсегда»,
Слова
Отступили за край.
Чай
Давно остыл.
Кто и о чём говорил?
В памяти остаётся
Лишь тишина,
Движенье руки,
Улыбка.
Время зыбко,
Не разглядеть лица.
Сказки,
Рассказанные до конца,
Умирают.
Поэтому продолжай,
Не молчи,
Пусть слова позабудутся,
Но останется тревожный уют
Долгой ночи без сна.
Останется звук
И паузы,
Паузы между
Ничего не значащими словами.
И смешная надежда,
Что сказка не кончится
И с нами
Будет всё хорошо…
Воскресенье, 7 Августа 2005 г.
01:26
Мы будем смотреть
Друг другу в глаза,
Пытаясь вспомнить
Хоть какие-нибудь
Слова, имена,
Пытаясь сообразить,
Кто мы, что это за город,
Зачем и отчего
Мы здесь оказались.
И молчать.

А потом,
Спустя небольшую вечность
Длиной в секунду
Мы, наконец,
Опустим глаза,
И, едва не задев
Друг друга плечами,
Пойдём дальше –
Каждый своей дорогой.
01:26
Время измеряется –
Тиканьем
Или количеством
Просыпавшегося песка.
Тебе знакома тоска
От вида бегущей по кругу стрелки?
Завтра и вчера
Часто не отличить.
Не заглядывайте за
Края ещё не закончившегося
Дня.
Там ничего нет,
Слова «тьма» и «свет»
Там не имеют значенья.
Вопрос на любой ответ
Там – тишина.
Здесь – привычным «так-так»
Часы отвечают всегда,
Радость или беда,
Они констатируют факт:
Тик-так, тик-так, тик-так.
Воскресенье, 30 Января 2005 г.
12:56
Я – посреди зимы.
И рассматриваю себя,
Как будто бы «я» - это «ты».
Лежу на диване,
Смотрю в окно,
Замечаю себе:
«Уже стало темно,
Скоро ложится спать».
Таких дней – не сосчитать,
Они путаются в памяти,
И не оставляют следов.
Пересказывать их –
Хорошее дело для идиота.
В такой день на вопрос «кто ты?»
Я отвечаю ехидной усмешкой.
С ней, как с пешкой в проигранной партии
Я рвусь к восьмой линии –
Может, станут другими дни,
Пешка превратиться в ферзя
И я не зря растрачу
Всю эту уйму времени,
Всю эту смешную жизнь,
Всего этого странного
И такого разного
Себя.
Пятница, 28 Января 2005 г.
15:41
В разинутые рты голодных дней-птенцов
Кидаю себя по частям. Я ко всему готов –
К тому, что настанет голод,
К тому, что придёт зима,
К тому, что времени молот
Ударит – и будет тьма.

Со временем мне подружиться, видимо, не суждено
Мы друг друга не понимаем, хотя, вроде бы заодно –
Играем в похожие игры,
Похожие песни поём,
Почти ни во что не верим
И всё же вперёд идём.

Отличить вчера от сегодня довольно просто, поверь.
Вчера кругом было пусто, а сегодня – скрипнула дверь,
Пришли незнакомые люди,
Пришли тени из снов,
Пришли призраки сути,
Пришли повелители слов.

А время их испугалось, спряталось под столом.
Тебе же бояться не стоит – всё равно у них выйдет облом
Все слова их тебе знакомы,
Все мысли их – только дым,
Пророчества их невесомы,
Ты знаешь – всё будет другим.

А время гостей боится, они могут его смутить,
Расскажут страшную сказку про то, как времени нить
Оборвалась, распалась,
Или стала настолько тонка,
Что время само потерялось,
«Всегда» превратив в «никогда».
15:40
Это дни, вывернутые наизнанку,
Это сны, в которых всё по порядку,
Это люди, похожие на обрывки рассказов,
Это место и время – «нигде, никогда».

Это сворачивающиесв в спираль улицы,
Это расхристанные слова и цитаты
Из неизвестных классиков вечной распутитцы,
Что уводят в сторону не обещая награды.

Это ветер в открытые окна,
Пробирающий до костей,
Это враньё себе и знакомым,
Что с каждым днём мы становимся умней.
Это перепады напряжения
С двухсот двадцати на сто десять,
Когда летят приборы, меркнет свет
И остаётся только отвесить
Земной поклон неизвестным силам,
Что забросили нас как десант
За линию фронта, сюда,
Где всё непонятно и очень красиво,
Где так интересно и бессмысленно.

Но
В этих путающихся в показаниях
Днях,
В этих взбесившихся электрополях,
В бесконечно путающихся путях,
Ведущих и пункта А в пункт А
Я
Живу.
Пятница, 31 Декабря 2004 г.
23:00
Да, так вот, Новый Год.
Это точка, когда как бы кончается что-то одно и начинается что-то другое. Это всегда интересно.
И принято что-то желать друг другу. Я пожелаю, сейчас.
Я не буду желать, чтобы этот самый Год был каким-то. Думается, что Год бывает таким, которым мы его делаем. И желаю, чтобы год у каждого удался. Чтобы он сделал всё так, чтобы Год вышел хорошим. Это сложно. Но интересно. И пусть всё так получится. Так, как и задумывалось. Пусть мы не будем делать глупости.
Всех с наступающим Годом.
Пятница, 24 Декабря 2004 г.
16:38
За четверть века многое перепробовал.
Склонял глаголы во всех временах,
Играл в прятки с собой (всегда проигрывал).
Верил в безверье, менял шило на мыло,
Вращался в высших кругах, жаловался на жизнь,
Стремился стать лучше или хуже, остался примерно таким же.
Бередил старые раны, получал новые ссадины,
Врал самому себе – это не ново – и других обманывал.
Рассуждал о смысле жизни – пустое занятье, хоть и увлекательное,
Стрелял в небо – пуля проходила всегда по касательной.
Мерял собою весь мир и себя общей мерою,
Читал умные книги, слушал бездарные речи.
Менял точку зрения на противоположенную,
Ходил гулял по ночам где можно и где не положено,
С судьбой воевал и заключал перемирия,
Был полон сил и поражался своему бессилию,
Переводил стрелки часов – на полдня и более,
Не помогало – время всегда оставалось самим собою.
Брался за гуж, полезал в кузовок, плевал в колодец,
Доказывал, что в лесу все волки серы, бросался в омут,
Брался за невыполнимые задачи, сдавался, был расстрелян,
Дразнил гусей, бывал бит, скрывался от погони,
Делал добро и бросал его в воду, жаловался на погоду,
Брал взаймы, сам давал кредиты, делал безумные ставки.
Многое мне знакомо, многое – неизвестно.
Позади вечность длиной в секунду, впереди вечность.
Этот смешной эксперимент, названный кем-то жизнью,
Мне покамест не надоел.
Будем продолжать.
Вот, только высплюсь.
16:36
Для глаза незаметные улики
Моих присутствий, моего дыханья
Зачем-то мне небезразличны. Лики
Стандартных зданий место окружают,
Где я живу. Не удивительно. Едва ли
Такого, как меня ты встретишь в Риме, иль, там, в Париже.
Там другие люди, привыкшие к разнообразью улиц.
Так вот, о чем же я? О мелких тех следах,
Что оставляю я в этом мире. Незаметны глазу,
Но всё таки они имеют место.
И сам я не всегда их замечаю,
Но замечаю – здесь я был и жил.
И что с того? Я ведь не полюбил
Ни этот город, ни обои эти –
В берёзку и в развод. Я к ним привык,
Не более, и глупо сокрушаться,
Что я уеду, убегу, исчезну,
Чтоб появиться где-нибудь ещё
И снова обживать пространство. Это
Весьма невнятное занятье, кстати –
Пространство, вроде бы одно,
Но с каждым шагом перемещаешься в иные ты миры,
Где все полузнакомно, но не сразу
Вживаешься ты в роль. Спреваначалу
Ты чуть рстерян, одинок, напуган.
Чуть позже обрастаешь ты вещами,
Людьми, словами, мыслями, смешками,
Которые как будто бы способны
Придать устойчивости телу твоему,
Иль духу – как уж выйдет, как уж выйдет...
Вторник, 2 Ноября 2004 г.
00:09
Засыпай. Всё будет завтра,
Завтра – утро через край,
Через окна завтра солнце
Утром глянет. Засыпай.
Может, сможешь ты припомнить
Сон, приснившийся тебе,
Может, отдохнёшь намного,
Станешь старше ты на день..
Сон меняет, сон колдует,
Завтра станет всё другим.
Но останется знакомым.
Завтра мы поговорим
О тебе вчерашнем, нервном,
Чуть смешном и непомерном,
Завтра будет новый день.
Засыпай, усни скорей.
00:08
Выбирать нечего.
Жизнь и смерть давно подружились
И стали практически неразличимы.
Вне зависимости от того,
Свернёшь ты налево или направо,
Всё равно придёшь не туда.

Выбирать нечего.
Сны давно перемешались с явью,
Нет разницы между временем и пространством,
Между днём и ночью,
Между севером и югом,
Между светом и тенью.

Выбирать нечего.
Бог и дьявол пришли к согласию
И их теперь очень легко перепутать.
Действие и бездействие
Ведут тебя по одной и той же дороге –
Из ниоткуда в никуда.
00:04
Мерно раскачивающийся
Маятник Фуко.
Ему всё равно.
Для него нет «сегодня» и «завтра».
Для него нет ни слов, ни мыслей.
И то, что ты с миной кислой
Просишь о чём-то Бога
Ему тоже неважно.
Ему себя слишком много.
Для него нет правды и лжи.
Измеряет собой пространство,
Растяжение нити стремится к нулю,
Всё стремится к нулю,
К той точке,
Где нет ничего. Даже сна.
Есть только молчание вечности,
Игра, длиной в бесконечность.
Пятница, 24 Сентября 2004 г.
00:24
Походало.
К добру ли, к худу,
Я становлюсь
Чуть злее,
И, наверное, старше.
Спокойнее и размереннее.
Реже задаю вопросы.
Больше молчу.

А может, это просто
Очередная осень,
Когда всё становится чётче
И бессмысленней.
Осень придёт и уйдёт,
Я останусь.

Останусь радоваться и огорчаться,
Буду бесстрашным, трусливым,
Бесконечно терпеливым,
А главное –
Буду живым.
Среда, 15 Сентября 2004 г.
14:47
Я не знаю, что говорить.
Я молчу, улыбаюсь,
Рассматриваю прохожих,
Перебираю чётки
Невнятных мыслей,
Щурюсь от солнца,
Курю, жду у моря погоды,
Слушаю короткие гудки –
Опять занято.
Придумываю имена
Незнакомым мне людям,
Заглядываю в глаза,
Примеряю маски –
Одну за другой.
И молчу.
Не знаю, что говорить.
Нет слов.
Самое важное –
Невыразимо.
Понедельник, 30 Августа 2004 г.
14:53
Немножко добавил текстов на сайте.
На сей раз - три истории Вадима Каневского. Мне особенно нравится вторая, вариация на тему "Пиковой дамы".
13:57 Тесей и Минотавр (очередная вариация)
"Поверишь ли, Ариадна, - сказал Тесей, - Минотавр
почти не сопротивлялся"
(Х.Л. Борхес, "Дом Астериона")



Тесей (разглядев в неверном свете факела силуэт Минотавра): Это ты, Минотавр? Здравствуй.
Минотвавр: Да, это я, приветствую. Я ждал тебя.
Т.: Ждал? А откуда ты знал обо мне?
М.: Я ничего не знал о тебе. Но я ждал.
Т.: Ты знаешь, зачем я пришёл к тебе?
М.: Догадываюсь. Вероятно, чтобы убить меня. Но это не важно, моё ожидание не связано с этим. Я хотел побеседовать с тобой, мне очень долго не удавалось поговорить с живым человеком.
Т.: Но ведь каждый год к тебе отправляли людей, которых ты безжалостно уничтожал! Разве ты не мог разговаривать с ними?
М.: Послушай мою историю. Давным-давно, когда я ещё был мал и несмышлён, я попал в лабиринт. И заблудился в нём, как и любой другой. Этот лабиринт устроен так, что по нему можно бродить годами и так и не найти выхода. Его невозможно изучить – каждый день его очертания меняются. Засыпая в одном месте лабиринта, ты просыпаешься в другом, совершенно тебе неизвестном. Любые попытки обнаружить хоть какую-то логику этого странного существа невозможно (а я знаю, доподлинно знаю, что лабиринт обладает собственной волей и живёт по своим законам).
Я не знаю, с чем это связано, может быть, как раз, с самим лабиринтом, но люди решили, что они должны приносить жертвы, запуская сюда раз в девять лет по семь юношей и семь девушек. Эти несчастные попадали в бесконечные коридоры, терялись в их бесконечной изменчивости и погибали, один за другим. Иногда я даже мог слышать их голоса, но ни разу мне не удалось встретиться хотя бы с одним из них, чтобы поговорить. Хотя, нет, один раз (и я подозреваю, что это была шутка лабиринта) я столкнулся с одним из измождённых пленников, но он, увы, оказался безумен, хождения по этим коридорам свели его с ума. Увидев меня, он радостно засмеялся, кинулся ко мне на грудь, кажется, приняв меня за собственную мать. Рыдая от радости встречи, он через несколько минут умер у меня в объятьях…
… Ты знаешь, что ты тоже теперь пленник этого лабиринта?
Т.: Нет, я не пленник. Я знаю, как выйти.
М.: Это… это очень радостно… Я устал от бесконечной жестокости этого места, и буду рад, если кто-нибудь сумеет его обмануть. Ты можешь убить меня, я не буду сопротивляться. Но можно ли попросить тебя об одной услуге, напоследок?
Т.: Да, проси.
М.: Выведи меня к свету. Я хочу умереть на пороге этого лабиринта, зная, что из него можно выйти и что весь остальной мир всё-таки существует…
Т.: Я исполню твою просьбу. Идём.

. . .

(на пороге лабиринта)
М.: Как слепит глаза… Я ничего не могу разглядеть…
Т.: Подожди, ты сейчас привыкнешь.
М.: Я слишком долго жил в темноте, едва ли я смогу перенести этот свет.
(пауза)
М.: Спасибо. Теперь ты можешь меня убить. И отнеси моё тело обратно, в лабиринт.
Среда, 18 Августа 2004 г.
15:33
Жизнь - как текст через два интервала.
Двадцать четыре часа - это так мало,
Чтобы всё успеть. Однако, это
И слишком много - некуда себя деть.
123...11