записки редакторессы
девчонка под вуалью
дневник заведен 29-03-2003
постоянные читатели [42]
amare, Amber2231, be cool, begemot, brownie, crazy_drive, IIIebpukyka, IRISH, Jonathan Lea, madman, Mirabelle, Monkhermit, Morticia Addams, Night Lynx, Roy Nelson, Shezzo, sil_ver, Unatine, yanus2, ZaRRaZZa, АКУНА МАТАТА, Ануца, Дарья-Сан, девчонка под вуалью, Дёмочка весенняя, Димоновский, Другой Поэт, Киев, НиКа, Он и она, Паркер, Письма, Развратница, саграда фамилиа, Сестра Таланта, Та, кто шепчет, Табачный капитан, Тварь, фенечка, Шеврикука, Штурман, Эль
закладки:
цитатник:
дневник:
местожительство:
Киев, Украина, Северодонецк, Обухов
интересы [38]
свобода, работа, друзья, музыка, море, книги, огонь, мир, Стругацкие, Крапивин, Звёздный Мир, закат, Время, Игра, путешествия и приключения, Город, быть собой

в комментариях
[2] 01-03-2004 22:15
возвращение

[Print]
девчонка под вуалью
[2] 08-12-2003 20:43
совсем новости

[Print]
девчонка под вуалью
[21] 23-11-2003 18:16
писмо щастя

[Print] 1 2
девчонка под вуалью
Воскресенье, 11 Мая 2008 г.
21:40 я есть.
я бываю.
Понедельник, 12 Сентября 2005 г.
15:17 ...про контракты. для "торгового дела".
...да знаете ли вы, что такое контракты?.. живо в библиотеку вернадского, ящик №238, "история киева". искать автора Федора Эрнста, украиноязычное издание,
Ернст Федір, «Контракти і контрактовий будинок у Києві», издание, подписанное в печать (тем самым) Агафангелом Крымським в 23-м году. И вышедшее в свет в 23-м. А потом в 24-м. А потом нынешняя выставочная контора "Киевские контрактовые ярмарки", ничего общего, кроме названия. с контрактами не имеющая, ничтоже сумняшеся взяло эту книгу, дописало статью историка (писал кто-то неглупый, а правил кто-то дурак), написало на титуле извинение "за ошибки в тексте" (это они так отмазались от вопросов эээ любей бизнес-уровня по поводу языка, существенно отличающегося от того, который мы учили в школе) - и выпустило в свет репринтное издание имени какого-то летия себя, любимых.
И спасибо им.
Хорошая книжка, может быть, протянет подольше.
Для лентяев коды по каталогу библ им Вернадского:
В331716/1
или
Ви1926/4.1
или
Ж Маслов
2519/4
(именно так, с фамилии)
Есть еще книжка, переизданная "Контрактовыми". Еее ищите сами!
Суббота, 10 Сентября 2005 г.
01:26 музей денег нбу
Знаете ли вы, что у НБУ целых три внутренних музея? – и два из них доступны для свободного посещения.
читать подробнее
Вторник, 9 Августа 2005 г.
18:40 'Торговля духом в Belle Epoque' (отступление от времен)
готовится к публикации в "Торговом Деле". гм.
текст не правлен. кучкой.
18:34 "этим рынком правит страсть" разговор дилетанта с нумизматом
Среда, 27 Апреля 2005 г.
05:30 мдаааа
а вот не попробовать ли превратить это место в брифкейс для набросков...

закрытые записи - это именно мои наброски и есть. поясняю: следствие отсутсвия собственной машины.

отсутствия.
Понедельник, 14 Марта 2005 г.
06:27 проба проба проба
...восстановление работоспособности, что ли...
ладно. посмотрим.

Current music: The Rasmus 'In the Shadous'
Состояние: скептическое
Воскресенье, 16 Мая 2004 г.
13:11 забавная находка
по поиску "Lisovskaya"
http://www.sociologists.spb.ru/L.htm

Лисовская Елена Борисовна, доктор философии (The Ohio State University, 1995). Дата рождения: 11 апреля 1955 г. Место работы и должность: Western Michigan University, Educational Studies, Assistant Professor. Научные интересы: сравнительная социология образования. Почтовый адрес: Dr. Elena Lisovskaya, Educational Studies, Western Michigan University, Kalamazoo, Michigan, 49008, USA Телефон: 616-387-3540 Факс: 616-387-2882 Электронная почта: [email]Lisovskaya@wmich.edu[/email]

Лисовский Александр Владимирович, кандидат психологических наук, Master of Arts, старший научный сотрудник, Дата рождения: 30 мая 1954 г. Место работы и должность: Санкт-Петербургский государственный университет, факультет международных отношений, доцент. Научные интересы: убеждение и социальное влияние, переговоры, теория международных отношений. Почтовый адрес: 191028, Санкт-Петербург, ул. Моховая, д. 43, кв. 25 Телефон: (812) 275-8272 Электронная почта: [email]sliss@mail.ru[/email]

Лисовский Владимир Тимофеевич, доктор философских наук, профессор, член-корреспондент РАО, заслуженный деятель науки России. Дата рождения: 5 июля 1929 г. Место работы и должность: Санкт-Петербургский государственный университет, факультет социологии, профессор; Научно-исследовательский институт комплексных социальных исследований СПбГУ, главный научный сотрудник. Научные интересы: социология молодежи и образования. Почтовый адрес: 190000, Санкт-Петербург, Галерная ул., д. 60; НИИКСИ СПбГУ Телефон: (812) 311-8445, 271-4921 д. Факс: (812) 311-0251 Электронная почта: [email]agpro@agp.ksiri.pu.ru[/email]

Лурье Светлана
Понедельник, 1 Марта 2004 г.
22:56 архивируюсь. собираю ссылки на собственные резюме
(которые валяются где ни попадя и в самом странном виде)
22:17 архивирую. не удивляйтесь - каждый чем-нибудь странен
16.03.2003 17:43
пишет лисовская: на тему: Жизни.Net: а при чем тут интернет?!

интернет вовсе не является причиной каких бы то ни было самоубийств.

что забавно: любое государство всегда делает суровую морду при упоминании людей, решившихся самостоятельно покончить счеты с жизнью. с чего бы это?

а решиться на самоубийство не так-то уж просто, и это дано далеко не всем и отнюдь не каждому. но для тех, кто пришел к такому решению, совсем нелишним будет знать, как умереть без мучений и какой способ самоубийства не повредит окружающим (самоубийство в духовке, например, - прекрасный способ устроить взрыв газа, то есть дома).

не сайты закрывать надо, а устраивать жизнь в стране так, чтобы людям жить было нужно.

впрочем, на такое ни одна страна и ни одно правительство неспособны. пока. и увы.

...я сто раз (то есть множество раз) попадала в ситуации, когда единственный выход, так, чтоб жить потом не было мучительно больно - это покончить с собой. и не сделала этого только из страха. очень страшно. если бы я знала легкий и безболезненный способ самоубийства, ни всех моих больших бед, ни мелкого и незначительного вашего сиюминутного неудовольствия (при чтении моего сообщения) - не было бы.

...зато представьте, как было бы, если бы в мире было бы намного больше людей, чувствующих себя свободнее... людей, которые не боятся. или - боятся, но все-таки намного меньше.

свобода дорого стоит.

а делать постыдную мину при разговоре о суициде и винить в случаях суицида средства массовой информации - по меньшей мере глупо.

и не презирайте самоубийц.

каждый решает за себя. но те, кто решились - по крайней мере смелее тех, кто не решился. кто бы и какие бы они ни были - они честней.

лежит там
Суббота, 27 Декабря 2003 г.
11:15 ну вот... и много-много вам снега!
и мне много-много снега. елку в огнях и яркие звезды в небе
с наступающим...

...ах да. жизнь наша - странная штука, вы не обращали внимания?.. так вот я вам напоминаю. она так любит неожиданно поповорачивать...
я еще не знаю, что за поворотом. но я уже знаю про поворот

а необычные открытки добываются здесь
Пятница, 5 Декабря 2003 г.
21:04 совсем новости
мое участие в проекте Woman.com.ua прекращается - или, по крайней мере, откладывается до лучшего будущего.
Воскресенье, 23 Ноября 2003 г.
18:20 возвращение
в заброшенный дневник.
честно говря, как-то оно и не очень-то возвращается...
но все же - не будет он валяться, забытый.
а там посмотрим, как оно...
Вторник, 18 Ноября 2003 г.
19:42 Сережа Хавтура убит.
Воскресенье, 22 Июня 2003 г.
16:00 сегодня 22 июня
63 года назад.

войны не прекратились.

войны не прекратятся.

никогда?
Пятница, 20 Июня 2003 г.
19:11 в жанре открытых писем (да, именно "в жанре", а не "в стиле")))
издатель мой, свет шеф мой главный, слепцов в.н., - азартный игрок.
играет он со всем, что движется...
вот и с редакцией - тоже.
уж сколько раз мы переписывали ему всяческие концепции и идеологии - все-то ему неймется!
наконец меня это проняло, и я написала сей текст.
открытое письмо, ёшкин свет, редактора издателю

Письмо редактора издателю. В модном жанре открытых писем

Вместо вступления
Сегодня я заглянула в секс-шоп (у нас тут через дорогу есть такой хорошо спрятанный секс-шоп) – посмотреть, разведать, прицениться, наконец…
Ну, о смешных куклах для мужчин я ничего говорить не буду. Разве что – была бы я мужиком, от одного взгляда на эту игрушку навсегда отказалась бы от визитов в секс-шопы.
Я - о другом.
Среди прочего были там феромонные духи. Феромоны – это летучие вещества, влияющие на самые глубокие слои нашего подсознания. Это они ответствуют за наше инстинктивное стремление к представителям противопола. И за любовь с первого взгляда (любовь с первого нюха). (О том, настоящие они или подделка, и как настоящие от ненастоящих отличить - уж никак не в рамках этого письма)))
Так вот.
Там есть духи для женщин и для мужчин. А также для мужчин, чтобы привлекать мужчин, и для женщин, чтобы привлекать женщин.
Черта с два меня интересует привлекать женщин! – я, разумеется, предпочла выгрести все, чем женщинам предлагают привлекать мужчин, и все, чем мужчинам предлагают привлекать женщин…
Да, запахи хорошие там есть. - Но знаете ли, в чем оказался фокус?! Я подозревала, но не думала, что будет так серьезно!
…Есть там совершенно очаровательные женские духи (для очаровывания мужчин) – John Long ("французские, интимные, для темпераментных женщин"). С мягким и нежным запахом…
Который я перестала чувствовать буквально через минуту.
Нет, - с духами все в порядке. Они качественные. И с моими парфюмерными способностями все – более чем о’кей!
Просто они не предназначены для женского носа.
Эти духи слышат, чувствуют – и реагируют на них! – только мужчины.

Из секс-шопа я ушла с флакончиком духов, которыми мужчина должОн привлекать женщин. Чудесный запах! Не хотите понюхать?..

…и правильно. Вы это запах тут же перестанете ощущать. Проверено экспериментально.
А вот уйди я оттуда с флакончиком женских духов… вот этого самого «Длинного Джона»…
Впрочем, Вам ведь и без того нравится, как я пахну?.. J

Однако к делу.
Притча о духах показывает кое-что очень важное – к чему я обращусь после того, как набросаю Вам портрет
Той, для кого мы работаем.

Женщина в Сети (друзья мои, не забудьте, что речь - об украинском сегменте)
Ей от 12 до 70 с чем-то (моей маме, к примеру, 73 - и она тоже гуляла по Сети, когда у меня дома был комп… хороший комп с хорошим фаршем… она играла на Мозг.Ру (это развлекательно-игровой портал для интеллектуалов) и читала интересных ей публицистов)).
Но в основном ей от 18 до 50. И из них большей частью – от 20 до 40.
Она попадает в Сеть с работы (около половины) или из дому (существенно меньше четверти), из инет-салона (около двадцатой части), прочее – студенческие, библиотечные, всевозможные пресс-центры, культурные центры и случайные источники (от знакомых, например).

Она учится (около трети) и/или работает. Процент домохозяек – ниже двух.
Она существует на средства, которые зарабатывает сама (почти 70%) или на средства родителей (менее пятой части). Остальные – на средства свои и супруга.
Она очень активна в жизни. Она чрезвычайно общительна. Она редко удовлетворена своим положением и состоянием дел. Она иронична и далеко не глупа. Она смотрит на мир взглядом критичным, но ей очень хочется, чтобы в этом мире было то, что она готова любить. Она стремится улучшить свое положение.
Она ищет перемен.

Что Она делает в Сети?

Прежде всего – общается.
И это не банальные знакомства в чатах (время господства чатов прошло) и даже не флирт в Сети (так проводят свое сетевание не более 25% моих сестер по инету).
Это – виртуальные дневники (li.ru, livejournal, journals.ru, diary.ru…), форумы (их многовато для приведения здесь), блоги (http://anfrax.ru/, http://dirty.ru/, http://blog.ru/…), сайты поклонников книг (http://zhurnal.lib.ru/, http://www.rusf.ru/, http://eressea.ru/index.shtml, http://deep.nm.ru/, http://kulichki.ru/tolkien/, http://www.rusf.ru/abs/, http://www.rusf.ru/vk/index.htm...) и фильмов (http://www.nightstranger.ru/, http://mielofon.ru/…), музыки и музыкантов, любимых сетевых личностей (из числа сетевых обитателей, создателей ресурсов, а также знаменитых личностей, «отметившихся» в Сети - http://www.tema.ru/, http://www.exler.ru/, http://www.burda.od.ua/, http://www.levi.air.ru/, http://russ.ru/netcult/ssylka/00-06-26.html, http://spectator.ru/…), играет (http://igr.narod.ru/, http://www.umniki.ru/, http://www.road.rinet.ru/… список огромен – а об играх этих вообще нужно говорить отдельно), работает… да, она часто – чтобы не сказать в большинстве случаев - работает на Сеть – как технический специалист; как автор проекта; она управляет сетевыми проектами и оформляет их, пишет для них тексты и программы, ведет их рекламные кампании и их бухгалтерию… и так далее, и тому подобное.
И всегда – ищет людей. (http://www.paco.net/~indexless/net.htm, http://yacht.zamok.net/, http://castle.zamok.net// , http://yacht.zamok.net/DV/Potter/Dungeons/index.html, http://www.sonrazuma.ru/#, http://psyberia.ru/...)
Интернет – ее родной дом, среда ее обитания, среда ее реализации. Она не гостья, а хозяйка в Сети.
Как всякая хозяйка, она знает, где что лежит, где что искать и куда и к кому в случае чего обращаться.
Она весьма и весьма щедро тратит время на Сеть – но для чего?

Время Женщины в Сети

1. почта, почта и еще раз почта
2. три (максимум) новости из любимой новостной ленты или от любимого обозревателя (мой – agent.ru)
3. обязательно заглянуть в любимое сетевое место – пообщаться с тамошними обитателями, оставить свои записки, комментарии (форумы!), сделать запись в свой любимый блог, обновить свой сетевой дневник, пополнить свое или перечитать чужое литературное тврочество в Сети (в Сети масса окололитературных игр, и заводят их женщины ничуть не реже мужчин).
4. поиграть: пройти тест (это сейчас в Сети повальная мода) или отправиться в Бойцовский Клуб (http://www.combats.ru/), это самый яркий пример сайта сетевой игры, таких всего штук пять наберется, и женщины там, Виктор Николаевич, играют даже не вторую скрипку… а в компьютерные игры женщины играют с упоением, не меньшим мужского – на Украине есть и профессиональные игровые кланы, возглавляемые девушками.
5. просто попутешествовать, полюбопытствовать – что в Сети есть, что новенького в Сети появилось.
6. поискать информацию/новость по запросу – в соответствии с текущими запросами, надобностями, проблемами и потребностями. Это – расписания поездов, цены и услуги, места отдыха, мероприятия, учебные запросы (лидируют бессмертные запросы на курсовые работы), запросы по профессиональным вопросам, запросы по мнениям и впечатлениям других – о компьютерных штучках, о том, куда поехать на отдых и каково там и какие сложности могут сопутствовать, запросы о впечатлениях от последнего фильма или модной книжки, запросы по поводу здоровья ребенка, по психологии…

Все это она делает, не отходя от своего рабочего места. Иногда – тайком.
Если она делает это из дому, и у нее не выделенка, а модем, и ей платить за телефонное время и трафик – можете быть уверены, она не пойдет искать рецепт от прыщиков!
Ей не нужны советы из женских глянцевых журналов – в Сети ей это не нужно.
Она неплохо знает себя, - а то, что ее интересует в ней самой, не пишут авторы женских порталов. У них, у авторов, свое мнение о ней – а вот Она не разделяет его.
Она ворчит (когда столкнется впервые) на их глупость и возмущается (пролистав) их отношением к Ней.
Она злопамятна: Она не прощает тех, кто считает ее дурой.
Ей с такими неинтересно.

Она давно сложила цену тому, что Сеть может ей предложить – и, надо сказать, Сеть ей, как женщине, может предложить немного. (Многочисленные женские журналы в Сети – словно слизаны один с другого, набор стандартен, информация бессмысленна, некачественна, убога. Это жалкая пародия на женские глянцевые журналы – впрочем, об отличиях этих в другом месте).

Ее не так-то просто увлечь, - а Сеть предлагает Женщине то, что она, Женщина, знает лучше Сети, лучше авторов, пытающихся поразить ее воображение надуманными историями (все собрание passion.ru) и бессмысленными советами (http://butik.com.ua/), которые она найдет и без Сети, и вне Сети, и…
И нахрен оно ей не нужно.

Иногда Сеть делает ей подарки. Эти подарки ей делают женщины, работающие в Сети:
http://afield.org.ua/
но этот подарок нужно хорошенько поискать – он далеко и глубоко упрятан, его не выставляют напоказ.
И этот подарок похож… знаете на что? Это милая и смешная открытка с забавными стихами и грустным подтекстом.
Это – не наш формат.

Чего хочет Женщина

Удобного места для самореализации и общения с интересными ей людьми, которых она хочет вокруг себя собрать. Которых она ищет в Сети.

Что ищет Женщина

Общение и место. Свой круг, свое место. Людей, с которыми всегда хочется общаться. О которых тепло вспоминать. А также людей, за которыми интересно наблюдать с дистанции, как бы прячась, оставаясь невидимкой. Ну и возможность…
Возможность реализовать свои неясные (особенно мужчинамJ) устремления – то, что она не реализовала вне Сети, и, может статься, вообще не может реализовать вне Сети. Возможность высказаться. Возможность быть понятой и принятой. Возможность посмотреть на себя в непривычной, новой – или старой, любимой роли. И возможность посмотреть на себя глазами других людей.
Новые впечатления – какие-то сюрпризы, пусть маленькие, но способные заставить ее улыбнуться и украсить ее мир – неважно, на день или на минуту. Очень быстро развлечься мимолетной забавностью.
Информацию. Точную, живую, из достоверных источников, от очевидцев, профессионалов, экспертов. От тех, кому она доверяет.

А теперь – о том, что мы дадим Ей.
Но сначала вернемся к старой теме – о наркотиках.

Воистину, всякое средство массовой информации воздействует на умы – просто фактом своего существования. Даже когда оно прочитано одним-единственным читателем – оно уже оставило свой след. Просто эти круги на воде слабы.
Чем больше читателей – тем выше волны.
Какую волну мы хотим получить?
Из чего состоят наши волны?

Там, в глубине, в темноте (взгляните вверх и поищите солнце), таятся… страхи. Они хотят есть, их едят, они умирают и кричат от боли, от голода, холода… просто от страха.
Им так мало нужно – но то, что им нужно, они никак не получат. Потому что получают свою пищу с трудом, свой свет не могут найти, потому что на них охотятся хищники, - и на хищников тоже охотятся… потому что слепые стихии в любой миг готовы погасить весь мир – и крохотные искры в их глазах.

Черт с ним, с инфернальным мировосприятием!
Пусть это пускает по волнам кто-то другой.

А мы пустим по волнам силу жизни.

Мы каждым пикселем, каждым байтом утвердим Ее вкус к жизни, Ее радость жизни, Ее смелость бросать и принимать вызов, Ее решимость быть такой, какой Она действительно готова быть – мы просто подтолкнем Ее к решению, намекнем, где искать способы, инструменты и средства, мы напомним Ей, что «свобода всегда лучше», и осторожно и по-дружески спросим: если «лучше быть нужной, чем свободной» - то кому? Мы напомним Ей, что Она имеет силу и честность смотреть в глаза Жизни и право делать свой выбор. Мы покажем Ей Ее сестер, чтобы Она училась на чужих ошибках и перенимала волю к жизни, разделяла радость и горе, улыбалась Себе и таким, как Ты, - улыбалась Миру. И знала, каково это – когда Мир улыбается Ей.

«Однако это все философия», как говаривал старый добрый Аркадий Натаныч устами своего персонажа. – А вот не угодно ли рабочих планов?

Вкус к жизни
и радость жизни
- формально это дело нашего «Стиля», - Ее стиля, - а неформально, конечно же, всего портала целиком и полностью. Во всех его проявлениях.
Начиная с «Ленточки» и заканчивая профайлом.
Вкус к жизни – это не привязанность к вещам, а умение получать от них удовольствие, которое не превращается в болезнь и не разрушает тебя. Это умение красоваться на подиуме жизни – и не относиться к восторгам толпы всерьез – зачем превращаться в заложницу чужих страстей? Это умение быть самой собой в любом месте и в любой момент. Это уважение своего тела, своего духа, самой себя – уважение, которое проявлено в самой развеселой, самой легкой и теплой, самой увлекательной форме.
Любовь к жизни и к самой себе – в «Стиле», в «Быть собой», в «Доме», в «Мужчинах», в «Сексе», в «Семье». Невозможно любить других, не любя себя!

Вызов
и воля к жизни, радость жизни и умение встретить ее лицом к лицу; Женщина, знающая себе цену и умеющая принять и ответить на вызов – это Ты!
- это дело раздела «Бизнес», и, конечно же, «Быть собой»; и «Стиля», и «Мужчин», и «Секса» (самый притягательный способ учиться обращению с вызовом – но и не самый простой), и «Семьи» (женщине не нужно воевать; ее сила – в том, что ей не нужна война. Ты умеешь встречать житейские вызовы с улыбкой и побеждать бескровно и без жертв – так, чтобы всех попустило! J), и даже милого, уютного «Дома» (а не хотите ли завести себе упрямую собачку чау-чау?.. А вот Ирина – она умеет сражаться с сантехниками так, что они ей букеты носят!.. «я решила устроить себе дачу – и я ее устрою…» - ну и так далее).
Женщина бросает вызов, всего лишь отказываясь быть дурой (в том числе и дурой-феминисткойJ).
(К слову, взбрелось мне заметить тут вот что. Женщина вообще воин. – Женщина – прирожденный воин, самый яростный, самый неумолимый, самый страстный, самый коварный, самый расчетливый и самый неожиданный. Женщины опаснее мужчин…)
Вызов – это игра, большая игра. Возможно, она вообще единственная, нам только кажется, что их много.

Свобода
…о, мужчины боятся свободных женщин. И в то же время как их тянет к женщинам, знающим, что такое свобода!..
- формально это «Секс», «Стиль» и «Мужчины». И «Быть собой». И «Семья». И «Дом». …ах, ну не получается у меня формально… J
Только свободный человек уважает свою и чужую свободу, не так ли?
Не знающий цену свободе – не вполне человек.

И все. Три вызова, Виктор Николаевич, в одном фла… в одном жур… в одном Портале.
Три кита… нет, - три нити, на которых держится сознание взрослого человека, три нити, которые не дают ему сорваться в смерть и ад.
Три нити, которые так сложно заметить, если приняться распутывать пряжу моих текстов, - три нити, крепче которых нет.

Ваша Редакторесса

...вобщем, нахулиганила и ээээ ...нахамила шефу. так, что это невозможно принять за хамство... ))))
Вторник, 10 Июня 2003 г.
19:40 очередная забава -
собирание списка жертв на интервью.
как мало среди знаменитостей интересных людей...
и интервьеры. интервью - нормальный жанр, требующий нормального профессионального уровня и некоторых душевных качеств. если с душевными качествами у моих... худо-бедно, но есть, то профессионализм... мда.
придется самой отдуваться.
мдаааааа...
Пятница, 6 Июня 2003 г.
15:25 из черновиков философа
из старых статей той же самой моей старинной подруги. редакция от 13.02.02

И даже старость была для него уже позади
"Сто лет одиночества", Ф.Г.Маркес


ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ТЕРРОРИЗМ: ИНИЦИАЦИЯ ПОСТМОДЕРНА
(AD MARGENUM)

Пятое, "хабар", по-латыни передано как
"околдовывать", по-гречески epodein.
Греки применяют это слово тогда,
когда кто-либо бормочет непонятные
слова, в которых, как ему кажется,
заключена чудесная сила.
Как сказано у нашего Вергилия,
"Змей холодных волшба разрывает надвое в поле"
"О проделках демонов", И.Вейер


Читал ли Бен Ладен Бодрийяра? Мог, почему бы и нет. Или тот, за чью идею Бен Ладен сейчас в ответе. Современная философия доступно объясняет бесконечно сложные связи - Бодрийяр указал символ современного мира, и этот символ не только точно указан, но так сам по себе точен, что удар террора нанесен в самое сердце эпохи. Он символичен в силу сраженной им цели, и он сам по себе символичен: инициация эпохи, прозрение в отношении себя.
"Две башни WTS, правильные параллелепипеды высотой 400 метров на квадратном основании представляют собой безупречно уравновешенные и слепые сообщающиеся сосуды" – писал Жан Бодрийяр еще в 1976 году – за четверть века до сентябрьского дня, когда эти башни стали мишенью ведомых террористами самолетов. "Сам факт наличия этих двух идентичных башен означает…" (1, 146)
Сам факт наличия.
* * *
Известно, что терроризм имеет своей целью не физическое уничтожение людей или каких-либо объектов, цель террора – напугать живых; страх делает их сознание податливым для манипуляций. Кара-Мурза в книге "Манипуляции общественным сознанием" пишет: "Терроризм – средство психологического воздействия. Его главный объект – не те, кто стал жертвой, а те, кто остался жив. Его цель – не убийство, а устрашение и деморализация живых. Жертвы – инструмент, убийство – метод… Цель террористов – создание именно невротического страха. Деморализованные и запуганные люди делают сами, требуют от властей или хотя бы одобряют действия, которые этим людям вовсе не выгодны. Иногда это действия, которые выгодны террористам или чаще – заказчикам, нанимателям террористов. Иногда самый большой выигрыш получают политики, которые бесплатно пользуются "чужим" терактом"" (3, 155).
Террористический акт, похоже, находит свое значение уже после того, как он совершен, и устрашение - единственная изначальная его цель. Сам по себе теракт лишен содержания, он только подготовка, разогрев общественного сознания для восприятия определенной идеи – в зависимости от того, кто возьмет на себя за него ответственность (или на кого ее возложат). В любом случае теракт приобретает смысл только в качестве опознавательного знака идеи. Теракт – это только знак, выставленный на продажу (вряд ли за деньги - они ведь теперь не воплощают меновой стоимости, и в большой политике об этом знают давно). При особой удачности исполнения теракт может стать даже лейблом – лучшей рекламы исламского радикализма, которая началась 11 сентября и вряд ли человечеством когда-либо забудется, не создать уже никогда. Поздравим пиар.
"Терроризм возник вместе с СМИ и связан с ними неразрывно. Современный терроризм – родной брат телевидения… сегодня, например, телевидение России – соучастник террористов, оно вдумчиво и творчески делает именно то, что требуется террористам" (3, 156). Лучшим, а возможно и единственно действенным способом борьбы с терроризмом было бы замалчивание террористических актов, или хотя бы такая их подача, при которой не использовались бы находки шоу-бизнеса по привлечению чувств потребителей. Попросту говоря, чтобы зрителям неприятно было смотреть на последствия совершенного террористами, чтобы они избегали смотреть на это, то есть чтобы информация о террористических актах была просто информацией и не больше.
Насколько это правда, с очевидностью продемонстрировала реакция на события 11 февраля.
СМИ набросились на эти события с радостью, не адекватной их содержанию. Кроме того, что вид падающих башен WTC мгновенно появился в новостях – не только плановых, но и специальных, и эта движущаяся картинка буквально не сходила с экранов несколько дней, в тот же день возникли видео-клипы этих событий. С музыкальным сопровождением!
СМИ сделали все, чтобы теракт 11 сентября удался. Бен Ладену нечего обижаться: он стал суперзвездой и надолго обосновался в числе самых популярных людей планеты. Фото нашли, наверняка, самое удачное, для помещения в интернет-странички новостей. Да он там просто красавец! И ведь знают психологи, что такое иррадиация красоты – свойство человеческого восприятия видеть в красивом человеке предрасположенность ко всяческим добродетелям. Где были психологи при отборе фото Бен Ладена для СМИ? Наверное, там и были, и активно участвовали. Психологическая наука на службе у терроризма. Смешно звучит?! А разве не так обстоит дело?
Учитывая свойственную современному обыденному сознанию привычку не различать должное и сущее, смешивать понятия "известности" и "популярности", и придавать им статус величайшей ценности, Бен Ладен грозит стать духовным лидером планеты. Благодаря СМИ. А что? Возможно, это и неплохо. Исходя из того что он хотя бы читал Бодрийяра, и уж наверняка разбирается в законах зрелищного жанра. Удивительно, как это еще ни одна голливудская киностудия не попыталась получить права на экранизацию жизни Террориста №1 планеты и самого теракта! Наверняка нам недолго ждать блокбастера о полном драматизма дне из жизни скромного служащего WTС - например, бывшего полицейского, пострадавшего от коррумпированного начальства и теперь прозябающего охранником, которому Бен Ладен дает потрясающий повод проявить достоинства супергероя. В массовом сознании уже ведь сложен стереотип, что существование супергероя возможно только на фоне суперзлодея. А супергерои нам нужны! И как нужны, если приходится создавать таких как Бен Ладен злодеев. Оттененный чернотой стран, в которых гнездятся террористы, лик Дяди Сэма видится просто-таки лучезарным.
Понятно, что у терроризма есть и политические, и экономические причины. И вряд ли есть необходимость кому-то объяснять, что уничтожая террористов физически мы с террором не справимся. И тем не менее именно физическое уничтожение предлагают в качестве средства борьбы с терроризмом СМИ своим потребителями, широко и ярко – вплоть до военных эффектов – экранизируя гонки за Бен Ладеном. Эта классическая охота за ведьмами шита белыми нитками и никого, конечно же, не убеждает. Так для чего же она нужна?
Одолжим иллюстрацию у Бодрийяра: "Реклама создана для того, чтобы провести мысль об эквивалентности капитала и экономики ("ты – мне, я – тебе") в тот самый момент, когда капитал уже сместил свою стратегию, а потому и может прямо заявлять свой "закон" – ведь его суть уже в другом; провозглашение этого закона является уже новой, дополнительной мистификацией". (1, 90). Так и с Бен Ладеном. СМИ уводят своего потребителя в сторону, чтобы дать ему повод порадоваться: "Ах, какие глупые! Я-то знаю, что не в Бен Ладене дело! На самом деле в 1994 году газопровод из Узбекистана в Пакистан…" Конечно, этой радости есть основание. Конечно, экономические причины, которые потребитель СМИ определил "лучше" самого производителя массовой информации – настоящие. Конечно. Но дело в том, что на радостях наш потребитель считает поиск законченным. На то и было рассчитано.
Существует еще один причинный слой, от которого СМИ уводят потребителя столь затейливым способом. Ведь если бы терроризм был призван решить только экономические проблемы, война как радикальное средство политики, могла бы, пожалуй, сделать это лучше него (что в свое время, кстати, и произошло в том же Афганистане). Но, по всей видимости, за последние десятилетия что-то в мире изменилось настолько, что теперь и война не может обеспечить удовлетворение интереса… вот в том-то и дело, что даже уже и не экономического.
На наших глазах экономика, которая некогда (во времена Маркса, к примеру, или даже в недалекие времена привлечения талибов к решению афганского вопроса) задавала направление политике и терроризму как одному из ее средств, изменяет свою природу и сама становится производной. Усугубляющееся на протяжении целого столетия перепроизводство достигло наконец таких масштабов, что само производство стало излишним и теперь только симулирует свою былую роль. Именно это позволило Бодрийяру высказаться в том смысле, что сегодня есть нужда только в мифическом оперировании экономикой (см. 1, 94).
Человечество должно потреблять то огромное количество товаров, которое оно производит, иначе либо производство вынуждено будет "притормаживаться", либо человечество захлебнется в изобилии созданных им же вещей. Экономика неспособна разрешить эту проблему своими средствами. Ее сила спровоцировала ее слабость в этом важнейшем для нее пункте: ведь политика от нее абсолютно зависит, а значит и защищает ее интерес. Оплачивающаяся политику экономика в процессе перепроизводства блокировала собственное развитие и для своего спасения отдала первенство социальной каузальности сфере культуры. Перепроизводство породило новый тип человека; Хейзинга любя назвал его играющим, но не предупредил, насколько разными бывают игры.
Что-то "не сработало" при превращении sapiens в ludens, и то, что получилось, не хочет и не может назваться своим настоящим именем. Оно, во-первых, стесняется, во-вторых, не очень образовано. Новый культурный тип человека, который и задает новую эпоху - это идеальный потребитель. Потребитель – самая большая потребность современного производства, и сегодня включены все трансформационные механизмы с тем, чтобы положить потребление в основу человеческой витальности.

продолжение, как водится, - в комментариях ))
Понедельник, 2 Июня 2003 г.
15:10 из переписки редактора с философом.
это был первый вариант текста. - вернее, не первый, но первый, который мне показали.
итак,

Е. Г.
Да, жизнь – это женщина!
Ф.Ницше

ФИЛОСОФИЯ ЖЕНЩИНЫ
«Возможно, для вас это станет новостью – нынче в моде мужской стриптиз» - встречает нас страница популярного женского журнала. На развороте страницы пятеро молодых красавцев в костюмах - пиджаки на голу грудь. На следующем развороте та же пятерка, но на красавцах ни пиджаков, ни брюк – ничего. Дальше – рассказ о нелегких судьбах часто (работа такая) обнажающихся мужчин, о столь же нелегких ситуациях изредка обнажающихся мужчин (тоже работа) и советы дамам: «не пытайтесь самостоятельно раздеть танцора»… «сядьте подальше от сцены»… «спокойно и с достоинством откажитесь»…

Формы, которые порой принимает борьба женщин за свое равенство с мужчинами «во всем», провоцирует настойчивые мысли об антифеминизме. Однажды после долгого и насыщенного общения в кругу феминисток глубоко симпатизирующая женскому движению женщина сказала: «Все же если бы в этот момент мне подсказали, где находится организация, борющаяся за права мужчин, я бы пошла и сдала взносы».

Вопрос равноправия полов не сводится к простому взаимозаимствованию форм активности. Размежевание социальных ролей по половому признаку, хотя являет гендерное неравенство, слишком глубоко укоренено в культуре, настолько, что, придавая отношениям полов симметричность, мы разрушаем проросшие ими культурные феномены, если не саму культуру.

Вряд ли можно говорить всерьез о разной природе мужчины и женщины, но то, что мужское и женское часто принципиально невзаимопревращаемы - очевидно. Различие мужского и женского обращает нас не только к социальности, но, в конечном счете, к категории природы, и заставляет искать суть того волнующего и тело, и душу феномена, которое мы обозначаем категорией сексуального и который настолько глубок, что умещает разделенность единой во всем другом сущности человека.

Можно спорить о том, является ли стриптиз достойным поводом для научных и философских изысков, однако, если не питать предубеждений относительно предмета исследования, то как раз стриптиз очень «остроумно» намекает на абсурдность ситуации, когда проблема гендерного неравенства, как и пути его преодоления, понимаются слишком упрощенно.

Ж.Бодрийяр, посвятивший стриптизу один из параграфов своего программного произведения «Символический обмен и смерть», перечисляет признаки хорошего стриптиза - не превращающегося в порнографию. Первое из них - мастерство стриптизерши. Бодрийяр пишет о размеренности, медлительности как обязательном условии хорошего стриптиза. В стриптизе должно присутствовать не резко, поспешно движущееся или, напротив, неподвижное, неритмичное, обычным движением живущее тело, а его, тела, «замкнутая сфера», очерченная магичным кругом размерного движения: «…он медлителен, потому что он – дискурс, знаковая конструкция, тщательная разработка отсроченного смысла… плохой стриптиз – это тот, которому все время грозит нагота» [там же, 207-206].

Нагота стриптизерши – тоже не вполне нагота человеческого тела, поскольку ее кожа – не живая кожа, «чувственное средство контакта и обмена, поглощения и выделения веществ» [, 200]; в ее коже «нет ни пор, ни выделений, она не бывает ни горячей, ни холодной, она обходится без зернистой шероховатой структуры, без внутренней толщи, а главное, без отверстий» [, 200]. Если это и нагота, то лишь «обозначаемая». Суть стриптиза оказывается в том, что там на самом деле нет тела, есть только процесс его означивания.

Освобождаясь от одежд, тело стриптизерши не оголяется, а скрывается за «целлофановой», как ее называет Бодрийяр, кожей означивания - раздевание-обман, обман-разоблачение.

Еще одной «важнейшей характеристикой хорошей стриптизерши является неподвижность взгляда» [Бодр, 207], невозмутимость лица не просто желательна, а принципиально важна. Именно благодаря отсутствию взгляда стриптизерша предстает как самодостаточная: «дело не в том, что у нее нечего взять, а в том, что ей нечего дать…» [, ].

Если иметь ввиду, какой ролью в культуре Бодрийяр отводит соблазну [см. ], стриптиз, воплощающий собой соблазнение, в его трактовке становится также и воплощением, символом вечного и завлекающего поиска истины. Правда, движущееся обнажающееся женское тело воплощает в себе, согласно мысли Бодрийяра, не только соблазняющую суть современности, но и фаллическую озабоченность всей предшествующей культуры: обнажающееся женское тело удивляет отсутствием того, что в мужском теле в случае обнажения заметно сразу. Фрейдистское толкование таинства стриптиза нагружает его слишком конкретными (в концептуальных границах фрейдизма) смыслами, и, как следствие, сужает его общекультурную символичность. Однако внимание, которое один из величайших философов нашего времени уделяет этому феномену, фактически благословляет стриптиз быть предметом спекулятивной рефлексии – подсказывает, что феномен этот далеко не так прост, как кажется его непосредственному (или напротив – не-непосредственному) зрителю.

Стриптиз сексуален. А сексуальность – существенная, внутренняя форма самого эроса, потому и полнота его (полноценный эротизм), и полная опустошенность (порнография) также проявляются яснее и полнее именно в сексуальной сфере, или используя ее символы.
Выражение эротики посредством человеческого тела - самое первичное, начальное, примитивное, потому читаемое, наивное, чистое. В нем живет эрос еще маленьким, еще воспринимаемым непосредственно, «ручным»; это единственная форма, в которой эросом в его полноте можно наслаждаться. Потому что эрос развитого-диффернцированного, «разросшегося вширь» общества, если и можно охватить, то не в своем уме после этого остаться. Без удовольствия, он там слишком огромен. Стриптиз намекает на рост человечества из непосредственно телесной чувственности до дифференцированности, внутренней сложности, и о не исторических, давних, не пережитых до конца, а о постоянно воспроизводящихся корнях эротизма культуры вообще.

Категории, укорененные в сексуальной сфере, предстают собой активно используемые метафоры всего вообще, всего, что составляет человеческую культуру, настолько точные и полные, что их метафорами можно называть только условно. Можно с полным основанием говорить о «параллельности» сексуального и эротического (как сути сексуального) в культуре; о том, что тайна сексуальности – в эросе, и сам секс – только видная и легко ощутимая (буквально) его форма. И эта форма – его (эроса) существенная, внутренняя форма, потому и полнота его (полноценный эротизм), и полная опустошенность (порнография) также проявляются яснее и полнее именно в сексуальной сфере, или используя ее символы.

Итак, мы наблюдаем в стриптизе замкнутое на себя, самодостаточное тело-символ, пространственную оформленность вообще, как таковую, то есть тело как таковое. В силу концентрации в человеческом теле культурных смыслов, в обнажаемом, увлекающем теле мир сжимается до рамок этого тела и представлен в нем; мир, удерживаемый и воспринимаемый целостно и сразу, мир весь, но – воспринимаемый! - ойкумена.

Эта в раздевании возрождающаяся телесность мировосприятия отсылает нас к античности, пробуждая свойственную ей «интуицию тела»: еще совершенно телесны любовные муки (и стихи) Сафо; еще совершенно телесна и сама Идея Платона, и процесс ее порождения, ее эрос – философия, непосредственно (телесно-чувственно) представленная любовь; еще замкнута в мраморе статуи вся Ойкумена - мир как тело, поскольку тело - то, что имеет границы, и мир имеет границы, четко очерченные. Греческий мир, знающий космос-государство-человека только как целостность. И даже музыка как взращивание души и механизм этой целостности – не что иное, как гармония, геометрически задаваемая.

В античной скульптуре, представляющей тело как таковое, присутствует содержательность, телом уже не ограничивающаяся, хотя и в теле закрепощенная, представленная как тело, зафиксирован момент рождения души в теле. Именно совершенство тела делает возможной тонкую телесную реакцию в ответ на движение души, тем самым и более тонкое, утончающееся, содержание. Гармонично двигающееся совершенное тело предлагает душе возможность непосредственного, телесного выражения. Душа «вовне», тело как ее изображение, образ, личина. Идеальное тело скульптуры – лик, лицо души, так что в танце обнажения мы видим не пластику, а мимику, выраженную через все тело. Все тело здесь – лицо, поскольку оно - опора для взростания духа в силу отсутствия просто еще других средств. Это отсутствие средств «оправдывает» (если она в этом нуждается) обнаженность нравственно, поскольку иного средства, материала, настолько подходящего, кроме тела, пока еще просто нет. Присутствие в этом деле тела - результат необходимости, а не выбора, именно в силу предметной неоформленности, еще почти интуитивности, еще почти только предчувствия культуры. Телом человека природа как бы совершает мимические движения, намекает человеку на его неединичности, которая становится заметна в телесной (мимической) выразительности. Потому именно здесь символически воспроизводится настоящее тело человека – природа в ее означенности. На лицах древнегреческих статуй нет чувства, страсти, страдания, а только божественное невозмутимое спокойствие. Гегель пишет, что взгляд древнегреческих скульптур производит впечатление «…причудливой удаленности их души от того, что совершает их тело и чему оно подвергается…» [, 126].

И в античной статуе, и в стриптизе – в каждом по-своему - представлено совершенное тело. В античной статуе – в силу мастерства и телесно ориентированной, культурно определенной чувствительности скульптора. В стриптизе – в силу не только внешней привлекательности, но, прежде всего, демонстрируемой самодостаточности танцующей, обнажающейся (то есть не нуждающейся даже в последнем внешнем прикрытии - одежде) женщины.

В определенном смысле в стриптизе пришла в движение скульптура античной Греции. Однако теперь это - иная скульптура, а именно обогащенная развившимся позже, неизвестным древнему греку, чувством времени. Это - скульптура в процессе «лепки», оживание ее через помещение во время, процессуальность. Зритель стриптиза вступает как скульптор, а сам стриптиз - поиск через пробы идеальной формы телесности. Только материал, из которой вылепливается тело, «глина» - самоорганизующийся, он активен, он сам делает скульптором зрителя, удивляя, возвышая, даря захватывающее ощущение себя творцом совершенного.

Если стриптизерша станет зазывать глазами, «уменьшит дистанцию», это превратится в порнографию. «Запечатав» лицо отсутствием взгляда, она приобретает статуарность, именно благодаря этому скульптурному отсутствию взгляда как выражения души она и «закрепощает» душу, заставляет ее выражаться не лицом, а телом, она абсолютна, закрыта, закруглена, оформлена. Ее душа (ее желания) имеют характеристики тела – замкнутого на себе бытия, организующего вокруг себя пространство.

Невозмутимость лица, окаменелость мышц, отсутствие мимики, запирая в теле душу, не дает ей выйти во время ее активности, движения, внешне организует ее, ограничивает, сжимает, уплотняет, теснотой, заставляет освобождаться, а значит - двигаться. Тело создает пространство, которое душа осваивает и усваивает в качестве своего содержания; это содержание «внутри» тела, потому лишено его. Все, что вне тела – просто тело среди тел. Стриптиз – активные поиски души в пространстве тела. Тело движется, отвечая на движение души, на ее танец; душа телом танцует. А поскольку душа все-таки «больше», она переформирует тело, «делает» в нем «вмятины» наружу, обустраивается, отчего и происходит телесное движение. То, что душа выражается в танцующем, играющем движении тела как раз и проявляет ее «большесть» по сравнению с ним. Эта абсолютная (превращенная, инооформленная, телесная) обнаженность души происходит от отсутствия других средств для самости и не просто оправдывает наготу, а делает ее средством и одновременно создает как естественное одеяние человека. Стриптизерша не обнажается, а только симулирует обнажение, она обнажает не свое тело, а посредством театрально представленного своего тела, его означивания, она это тело как таковое создает на глазах у зрителей.

Стриптиз предстает как символическое действо, театр.
«Механизм» стриптиза - возбуждение тела посредством души, обнаруживается в том, что «скульптур» в нем распредмечивается, «обратно превращается» в движущееся живое человеческое тело, этакий «мимезис мимезиса». Танец становится театром - театром «вообще» и одновременно «наоборот», как таковым, снимающим маски по мере обнажения тела, и одновременно надеванием их, откровением души за театральным телесным действием. В этом действе обнаруживается и принципиальная незавершенность, невозможность, обнажения, а значит и принципиальная необратимость театра. Это обнаруживает сущностную имманентность театра культуре, его суть - «надевать» маски только для того, чтобы в процессе их снимания (снятия) улавливать, разоблачать исчезающую в культурном горниле природу человека. В театре разоблачения женского тела происходит, на самом деле, разоблачение культуры – природы человека. Стриптиз в этом смысле является движущейся, живой, телесной, полнокровнейшей метафорой культуры, а культура предстает символически – как театр в его раскрытой тайне, в его «изнанке».

Нагота здесь прилична, поскольку обличает душу. Неприлично, напротив, неоправданное сокрытие, «помеха» душе. Тело - материал более податливый, живой, чем одежда или иное прикрытие. Одежда заставляет двигаться напружно, неестественно, не по «внутреннему» закону. Гегель пишет: «Наша теперешняя одежда носит исключительно нехудожественный характер. Благодаря ей мы видим не тонкие, свободные, живые, нежно и плавно разработанные контуры тела, а узкие мешки с неподвижными складками. Разоблачение тела из-под одежды напоминает процесс лепки человеческого тела из грубой глины согласно божьему замыслу» [, 139-140].

Обязательное условие стриптиза – не быть законченным физиологически, не дать физиологического удовлетворения. Если и дать, то только идеальное (как отреагирует тело смотрящего – «его» (тела) дело – всяко бывает; главное, что физиологическая разрядка в данном случае – момент случайный, несущественный, не более чем сопроводительный). Раздевание медленное и неразрешимое как демонстрация идеи идеала – его принципиальной недостижимости и, вместе с тем, необходимости для жизни, приближение к полному откровению, обещание, соблазн, но никогда - оно само. Эротика, эрос – стремление, гнев, тяга, сила неистекающие, не предполагающие удовлетворения, которое для истины смертельно. В чем источник неистекания, вечности? В том, что возбуждается дух, и только кажется, что возбуждается тело.

Не только источник, но и действующее «лицо» возбуждения сокрыты. Смотрящий стриптиз видит только внешнее, но чувствует (если, конечно, чувствует!) суть дела, поисковое и самоорганизующееся душевное движение. Это пробуждает в нем соответствующий орган «смотрящий», возбуждает и приводит в движение душу. Интересно, что зритель стриптиза как бы ни при чем, он в этот миг – отдельно от тела, поскольку настоящее общение происходит вне явного, на другом уровне. Эрегируется душа. «…Причудливой удаленности их души от того, что совершает их тело и чему оно подвергается…» Неподвижный взгляд стриптизерши, видимо, и необходим для того, чтобы произвести эффект удаленности, не присутствия в танцующем теле ее души. В том танцующем теле душа не танцующего, а смотрящего. Гегель пишет, что «во взгляде человек соединяется с другим человеком» [, 126]. Отсутствие взгляда у стриптизерши превращает театр стриптиза из диалога тел в монолог души зрителя. Недаром тело эротично, только если оно одно или несколько. Движущееся тело стриптизерши предоставлено зрителю, составляет ритуал активности его души, а потому становится для нее домом. И нужен душе один «дом», два-три, но не много.
Возможно, в этом секрет стыда и, вместе с ним, критерии порнографичности. Стыд открывать тело происходит от предчувствия некрасивости, изломанности души и от несоответствия ее (души) телесной чистоте. Стыдливость хранит тело от душевной грязи, скрывает его до поры и открывает только в моменты любви, когда душа очищается. А порнография открывает тело «грязному взгляду»; взгляд создает наготу, но может сделать также и голым.

При каких условиях «грязная» душа (зрителя) в тело поселяется, то есть возникает феномен порнографии? Когда обнаженность тела представлена как конечный, последний, достигнутый результат, или вовсе сама по себе, без предварительного движения, когда обнаженность – достигнута, когда тело – просто тело, не порождающее своей системы знаковости, не очерчивающее себя магически кругом умелого, напряженного ритуального движения - когда тело разрешает собой пользоваться. В этом, по всей видимости, и состоит коренное различие порно и эротики: в эротическом действе возбуждение выступает целью, и тем более она достигается, чем дальше оттягивается или вовсе не наступает разрядка. Это идеал эротики, в том числе и стриптиза – постепенное и соритмичное душе нарастание возбуждения. Порнография же направлена на удовлетворение, возбуждение тут – только средство. Стриптиз замедляет время, порнография – подгоняет. Стриптиз, как и всякое эротическое действо, создает свое пространство и время, где пространство сжимается до его полного отсутствия – души, и движущееся в обнажении тело выступает необходимым ее (души) означиванием, символом, присутствующим в пространстве заместителем. А время, в силу обратной зависимости, разрастается в безвременье, в бесконечность, также исчезает, поскольку перестает быть соразмерным.
**
Касается ли все вышесказанное одинаково мужского и женского стриптиза? Другими словами, взаимозаменяемы ли, одинаково ли выразительны в стриптизе мужское и женское тело?
«Мужское тело хуже поддается демаркации» [Бодр, 198], а значит и сложнее само становится знаком. Стриптиз – обнажение знаковое, означивание обнажения, создание тела через означивавание, а не просто оголение, снятие социальной означенности вместе с одеждой. Нагота создается взглядом, оголенность же есть просто лишение одежды. «Начиная с классической работы англ. Искусствоведа сэра Кеннета Кларка, историки искусства, а за ними и другие ученые разграничили понятия голого и нагого. Быть голым – значит быть самим собой, натуральным, без прикрас. Быть нагим – значит быть выставленным напоказ. Если голое представляется объективно данным, то нагота создается взглядом» [ , 44].

Возможно ли в стриптизе не оголение, обнажение мужчины?
Бэр Брайан Джеймс считает, что мужественность принадлежит не мужскому телу, а культуре [см. ]. И.Кон даже более категоричен и конкретен: [ ] Об этом пишет М.Рыклин: «Лакан отыскал у Фрейда … фундаментальную конструкцию – символическую функцию фаллоса, одинаково отсутствующего у обоих полов и, что еще важнее, делающего возможным само их разделение» [, 222].
(Кон разделяет фаллос и пенис )
Фаллоса нет ни у мужчины, ни у женщины, у мужчины реально – только пенис, который бывает и возбужденным. Фаллос- пенис (вечно возбужденный) идеального «мужчины» - социального конструкта, гендерной идеологемы всей маскулинной культуры. Мужчина является «держателем» фаллоса, его «хозяином», и поскольку он также «держит в руках» женщину, владеет ею, он своими же руками и создает конструкт женщины-фаллоса. Женщина, конструирующая свою телесность для взгляда, обнажающаяся, являет мужчине фаллос, мужественность в ее идеальном выражении, мужественность (фалличность), пронизавшую женщину настолько глубоко и полностью, что тело ее принадлежит фаллосу без остатка, просто полностью совпадая с ним. (Бодрийяр также пишет о женщине как о фаллосе). Именно поэтому, может быть, так завораживающа стриптизерша, что мужчина наблюдает откровение идеала собственной мужественности. И «он» такой большой! И так близок к женщине – она сама, все ее тело. Фаллос пронизывает, захватывает женщину так же, как бартовский миф пронизывает, захватывает язык.

Стриптизерша содержит в себе фаллос, конструируемая ею в танце нагота есть одежда фаллоса, он скрывается в круге ее телесности. Потому реальному мужчине, наблюдателю стриптиза, невозможно выступить ее сексуальным партнером – она уже занята, и не просто мужчиной, а самой «мужественостью», она целиком заполнена, в ней нет зовущей пусты; совокупление с ней было бы мужеложеством, в котором «муже-» правомерно заменить на «тео-», это было бы кощунство.

В мужском стриптизе не присутствует мужское, он беспол, лишен телесной означенности, а вместе с тем и смысла. Мужчина может обнажить пенис, хотя бы даже и возбужденный, но не фаллос – как от него ждут, эти двое - антагонисты. Мужчина фаллосом не владеет, это символ, миф… [ ]

Представить свое тело в качестве фаллоса может только женщина в силу свободы ее тела от присутствия пениса. Мужской стриптиз только внешне похож, он - отместка, представление мужчины в том виде, который уничтожает в нем мужское и не привносит женского.
Возможно, это происходит от гораздо большей табуированности мужского тела в сравнении с женским, и свободный на мужское тело взгляд (не отягощенный фаллического явления) еще будет «освоен» человечеством. Однако сексуальность мужчины организована именно вокруг фаллоса, которым он реально не обладает, и стриптиз, в котором фаллос не является центральной фигурой, вообще перестает быть таковым. Женщина также, конечно, не являет (в принципе не может явить!) зрителю фаллос, но отсутствие, пустота, «зияние» знакового на теле дает повод обманываться и подозревать, что искомое просто спрятано. Стриптизерша должна быть абсолютно недоступна, это обязательное условие хорошего стриптиза, а абсолютно недоступным женское тело может быть только лишь в одном случае – если «место занято». Другими словами, стриптизерша изначально представляется не только как зовущее и желающее, но и как получившее, переполненное, успокоенное. Фрейд пишет, что «Частично то, что мы, мужчины, называем “загадкой женщины”, возможно, ведет начало от этого проявления бисексуальности в жизни женщины» [ , ], что женщина уже носит в себе то, что мужчина рассчитывает ей предложить. На сцене обязательно присутствуют явные намеки на фаллос, задающие ситуацию восприятия: в первую очередь, это шест как организующая часть танца, тела, сцены, и всего пространства.

В мужском стриптизе нет соблазна, там ответ предложен раньше вопроса. Он не несет в себе откровения, не обещает тайны. Мужские гениталии для этого слишком явны и активны, они самодостаточны в действии, но абсолютно в своей самодостаточности бесплодны. Женские же – сокрытие, них надо искать, и не найдешь, поскольку содержание в них привносит ищущий. В этом смысле женское тело – символизирует культуру, поскольку без активно вмешивающегося мужчины его суть неизвестна, да ее и нет -нет в том смысле, что она не становится явной и развернутой, не проявляет себя.

Мужской стриптиз неприличен не в примитивном смысле стыдливости. Он неприличен соблазну - не его это лик. Мужское тело, движущееся по женскому типу (раздеваясь для соблазнения), обличает противоположное соблазну, предложение до того, как появился спрос.
Женское тело – орудие природы, ее раб, ее продолжение.

Беременность, заканчивающаяся либо родами, либо смертью, женщине неподвластный процесс. Она только кокон, ей надо просто быть и ничего особо не делать, чтобы в ее теле происходили величайшие по предназначению и сложности процессы зарождения и развития новой жизни. Тело женщины не принадлежит ей, им распоряжается природа. Потому ее тело, символизируя человеческую культуру, своими глубинами все же вне человеческой активности, неподвластно человеческому духу, священно. Это освященность самой природой, которая больше даже богов, ставит женское тело вне каких бы то ни было оценочных категорий. В женском теле человечески оформлена природа со стороны ее необходимости и неотвратимости.

Сексуальность женщины, включая телесное «местилище», неотделима от ее существа. Сексуальность мужчины – удивляющая и «случайная» для него самого (не от него зависящая), часто неуправляемая, «второе «я»» со своим собственным именем и даже «желанием». Сексуальность и необходимость ее, обреченность ею, вообще вне мужчины. Обреченностью мужчины является как раз его зависимость в этом отношении от женщины, и самая большая для него, соблазняющая тайна состоит в том, что его вопиющая, выпирающая сексуальность на самом деле вне его помещается, что все его «богатство» - обман, фантом, «не его». Что он сам только метафора сексуальности, что он сексуален «со знаком минус», что он обманут, и именно в те моменты, когда считает себя полноценным и настоящим.

«Его» (мужского органа) наивность и абсурдность, его «смелость» быть настолько на виду и принимать на себя смыслы, заведомо более сокрытые и глубокие, чем он может выразить, отвлекает взгляд от истинно сексуального, прячет, скрывает за собой женщину с ее глубинами. Прячет от человека невоспитанного, внешнего, до поры. В этом «его» (вот «его», и мужчины как «его» «носителя», «типа, хозяина») предназначение и своеобразный героизм. Тем более трогательный и величественный (и не только в буквальном смысле величины), что он даже смешен, унижающе выглядит, нивелирует в мужчине мужское (точнее, признанное таковым социумом, социально-озабоченно-мужское). Жертвенность мужского начала в культуре, мужественность публичности, защищающей (скрывающей, позволяющей таковым остаться) сокровенное. Откровенно мужское, сберегающее соблазн. Мужество быть глупым, быть «здесь и сейчас», настаивать и действовать, демонстрировать, когда все перед лицом природы относительно и бесполезно. Культурное бездействие женщины (против чего так выступают феминистки) в этом ракурсе выступает как мудрость и удобная позиция. Удел же мужчин - жертвенность (в этом только, конечно, смысле) мужского начала: быть вечно, по определению лишенным, и иметь мужество быть. Выходит, что мускулинность культуры для мужчин так же вынуждена, как и для женщин. Фрей пишет, что, возможно, тайна женственности заключается в том, что женщина в себе скрывает также и мужчину. Позволив себе некоторую семантическую вольность, об этом можно сказать иначе: женщина скрывает в себе и собственную, и мужскую сексуальность, сексуальность мужчины принадлежит не ему, а женщине, ее источник вне его находится.

Возможно, примитивизм (не эротизма мужского – эрос един – но) сексуальности, происходит оттого, что его «дело маленькое», что женщине носить, рожать, кормить и пр., а мужчина к этому труду природой не принужден, а значит в нем (труде) и невоспитан. А ему иначе и нельзя, как быть «примитивным»: если бы он понимал свою «недостаточность» в этом плане, разве бы он когда с удовольствием раздевался? Ведь женщина, раздеваясь, все и еще больше сокрывает, а мужчина вообще перестает быть хоть сколько-нибудь таинственным.

Женское тело – орудие природы, ее раб, ее продолжение. Беременность, заканчивающаяся либо родами, либо смертью, женщине неподвластный процесс. Она только кокон, ей надо просто быть и ничего особо не делать, чтобы в ее теле происходили величайшие по предназначению и сложности процессы зарождения и развития новой жизни. Тело женщины не принадлежит ей, им распоряжается природа. Потому ее тело своими глубинами вне человеческой культуры, неподвластно человеческому духу, священно. Это освященность самой природой, которая больше даже богов, ставит женское тело вне морали, вне каких бы то ни было оценочных категорий, в женском теле человечески оформлена природа со стороны ее необходимости и неотвратимости.

Мужское обнажение, в отличие от женского, не захватывает врасплох. От женского тела изначально ждут телесного возбуждения, и, возбуждая душу, оно обманывает, «голыми руками» поступает непредсказуемо. Мужчина не ожидает - женщина не опасна, она раздета – негде спрятать оружие, яд, косметику, она вся на виду и она физически слабее, ее можно не бояться… Что может быть безопаснее обнаженной женщины?!.. Мужчина расслабляется абсолютно, снимает с себя оружие и статусы. Он – один на один со слабой, не защищающейся, все допускающей и принимающей… И остается безоружен против самой природы. Он обманывается, он не с той, с кем думает, и не в том качестве; возбуждаясь своей активной ролью и властью, он сам идет – бежит и радуется - к своей родине, исходу и пристанищу, к тому, где он утрачен, преодолен, использован. Он остается мальчиком, ребенком на руках у матери – благополучным и вообще живущим только в силу ее любви.

В этом суть женственности: расслабляясь, избавляясь от самости, все допуская и принимая, женщина «отступает в сторонку», заманив, соблазнив, дает дорогу природе и оставляет мужчину с ней один на один. Мужчина держит в руках тело женщины, «владеет» им, не зная, что на самом деле это ее тело держит его, обнаженного и безоружного, перед природой, заставляя смотреть ей в зрачки. И это единственный для мужчины шанс ее (природы) взгляд к себе привлечь.

продолжение тут же